November 29th, 2014

eye of yustas

Кто же тогда воду наливает?

Продолжаю живую метафору аквариума. Завел его около восьми недель назад.

Рыбы чувствуют себя хорошо. Не ссорятся, правильно кормятся, занимают предписанные им этажи.

А растения гибнут. Что-то им в составе воды/освещения/других обстоятельств - не так.

Баланс флоры и фауны на Земле, видимо, был одной из самых интересных задач Творца. Баланс Поглощающих Свет и Поглощающих Поглощающих Свет.

Не Творца Вселенной, а Творца Земли, это другая, более локального плана, энергия.
Творцы Земли отличны от Творцов Вселенной. Почему-то священные писания не учитывают иерархию Творцов. А это же так фрактально-просто.
eye of yustas

Мастерица виноватых взоров

Во времена занятий филологией у меня был учитель - Юрий Иосифиович Левин, математик по образованию, сын отличного философа-диссидента Иосифа Левина, и сам - лучший, на мой взгляд, интерпретатор бытования смысла в стихах.
Его статья, с которой началось мое знакомство с ним (через научного руководителя Жанну Александровну Дозорец, умершую через несколько лет после этого от рака - да будет возвышен ее дух!) была о стихотворении “Мастерица виноватых взоров” Мандельштама.
Это была паутинка, брошенная из высших сфер, чтобы за нее можно было ухватиться, и начать движение Туда, где мы встречаемся с тем, что мы на самом деле есть.
Пусть это стихотворение еще раз прозвучит и, может быть, кому надо, поможет.

Мастерица виноватых взоров
Мастерица виноватых взоров,

Маленьких держательница плеч!

Усмирен мужской опасный норов,

Не звучит утопленница-речь.


Ходят рыбы, рдея плавниками,

Раздувая жабры: на, возьми!

Их, бесшумно охающих ртами,

Полухлебом плоти накорми.



Мы не рыбы красно-золотые,

Наш обычай сестринский таков:

В теплом теле ребрышки худые

И напрасный влажный блеск зрачков.




Маком бровки мечен путь опасный...

Что же мне, как янычару, люб

Этот крошечный, летуче-красный,

Этот жалкий полумесяц губ?..



Не серчай, турчанка дорогая:

Я с тобой в глухой мешок зашьюсь,

Твои речи тёмные глотая,

За тебя кривой воды напьюсь.



Ты, Мария,- гибнущим подмога,

Надо смерть предупредить - уснуть.

Я стою у твоего порога.

Уходи, уйди, еще побудь.
1934