January 12th, 2013

letter ю

КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО

Почему русские ненавидят американцев, а не наоборот

Различий между Россией и Америкой, разумеется, очень много, и они сразу бросаются в глаза.

Начать с того, что наши две страны никогда особенно не дружили. Ни сейчас, ни в советские времена, ни раньше.
То есть, на государственном уровне были и поддержка американской борьбы за независимость со стороны Екатерины II, и военные союзы, и разного рода деловые отношения и договоры. Но так, чтобы один народ  с полуслова понимал другой, чтобы между ними возникли живые связи дружбы и любви – такого не было никогда.
А в двадцатом веке и вовсе всё разладилось. Это даже объяснять не надо, и так все чувствуют.

Америка естественным образом является противовесом России, даже в географическом отношении. Она для России какая-то вся раздражающе далекая, недоступная, самоуверенная и независимая. Дальше, чем Европа, чем Азия, чем даже Африка, хотя территориально от Чукотки до Аляски всего несколько десятков километров, можно было бы в гости на оленях ездить, по первому льду.
А Россия, в свою очередь, для Америки – слишком сумасшедшая, неупорядоченная и непредсказуемая. Одним словом, ясно, что вместе им не сойтись, какие шаги ни делай навстречу.
 
Но дело не только в политике или географии. Приведу простой пример, который, на мой взгляд, многое объясняет.
В английском языке есть слово integrity, обозначающее ключевое понятие американской морали, но практически не переводимое на русский язык. Эта непереводимость имеет большое символическое значение. Слово integrity подразумевает идею, глубоко чуждую современному русскому сознанию

Словарь Merriam-Webster дает такое толкование: integrity“steadfast adherence to a strict moral or ethical code”. Если начать говорить с русским сегодня о “неуклонной приверженности строгому моральному кодексу”, тебя немедленно поднимут на смех: какая мораль?! какие кодексы?! какая приверженность?! С дуба рухнул?

Не стоит удивляться этому, просто надо вспомнить, что последним “моральным кодексом”, который внедряли в России, был «моральный кодекс строителя коммунизма», и это подорвало в душе народа последнее доверие (если оно там было) к каким бы то ни было фиксированным этическим построениям.

В результате мы получили то, что имеем сейчас. На саму идею integrity, в русском сознании сформирована устойчивая аллергия. Слово “целостность”, как его наиболее точный перевод, звучит для русского уха туманно и ничего не означает. Слова “честность” или “порядочность”, «моральная чистота», которыми его иногда переводят, воспринимаются как устаревшее интеллигентское щебетание.

В то же время в Америке понятие integrity вполне живо и наполнено смыслом.

Для сравнения, попробуйте себе представить честного российского милиционера, неуклонно придерживающегося морального кодекса. Или честного работника жилищной конторы. Или честного чиновника. Это практически невозможная вещь. Даже если представить, что такой милиционер или чиновник нашелся, вся система, в которую он включен, настолько «non-integrous», то есть загрязнена, коррумпирована, что он попросту не сможет там существовать.

Основными организующими моральными понятиями в старой России были честь и совесть. Но:
  • Понятие дворянской чести было уничтожено вместе с дворянством.
  • Остатки воинской чести еще существуют, но их явно недостаточно, чтобы быть стержневым фактором, даже в среде военных.

Какая еще бывает честь? Честь милиционера? Честь государственного служащего? Честь бизнесмена? Все это вряд ли применимо к России.

Совесть в своем исконном духовном значении – еще более важное понятие. Оно напрямую связано с идеей Бога, Божьего закона. Со-весть, от слова «ведать», то есть «знать, осознавать». Совесть в ее полном смысле означает соучастие в Высшем Сознании, осознавание божественности в себе, не позволяющее совершать поступки, которые этому сознанию противоречат. «Жизнь по совести» - это безукоризненная жизнь в Боге, жизнь праведника. Совесть полностью включает в себя, и, может быть, даже превосходит понятие integrity. Но:
 
По совести в мире живет ничтожное количество людей, и они не оказывают никакого влияния на жизнь в России. Церковь иногда пытается претендовать на обладание совестью – но посмотрите сами на дела церковников, и увидите, насколько необоснованны эти претензии.

А если ни честь, ни  совесть, ни закон не являются стержнем национальной жизни, что тогда остается? Открытый вопрос.

Америка, как ни пафосно это звучит – это правовое государство. Это значит, что целостность и порядочность жестко подкреплена на законодательном уровне, в течение уже настолько долгого времени, что это стало одной из первых реакций человека на обстоятельства и события жизни. Непорядочным быть попросту рискованно, могут быть большие проблемы. Не верите – попробуйте подкупить американского полицейского или государственного чиновника.

Конечно, далеко не все и в Америке настолько сладко и розово, но всякий, оказавшийся здесь, может почувствовать этот стержень.

В России в прошлом веке, а скорее всего, намного раньше, сформировался очень причудливый моральный кодекс, который в лучшем случае можно назвать «кодексом Робин Гуда», а в худшем – кодексом воровских «понятий». Согласно ему, например, украсть у государства или у богатого является чуть ли не делом чести. Искаженное представление о
«справедливости» легко позволяет это сделать: дескать, нечестно, что у тебя всего много, а у меня мало, и, следовательно, «надо делиться»! Одна из причин, например, почему «пиратство» в России так трудно искоренимо, состоит в том, что на их стороне, словами Высоцкого, «поддержка и энтузиазм миллионов» (с). Быть пиратом – это «круто», а тем, у кого они воруют – так и надо, не обеднеют! Эта логика позволяет красть, пнапример, у своих любимых певцов, бесплатно скачивая их песни на пиратских "раздачах".

Совесть в этой ситуации, как правило, молчит. Так уж исторически сложилось. Совестливые и честные в России вытесняются на периферию самим сложившимся укладом, как организм отторгает чужеродные тела. Наш гипотетический «честный милиционер» очень скоро был бы выгнан из милиции или убит. В неписанном своде этических правил, которые большинство русских носит в себе, существует фундаментальное отношение, позволяющее и даже предписывающее обмануть любого, кто может потенциально причинить тебе вред. Поскольку потенциально вредоносным может оказаться кто угодно, от государства до соседа в вагоне метро, возникает самоподдерживающаяся система настороженности, враждебности и обмана.

Люди опасаются друг друга, обманывают друг друга половину времени. А в следующее мгновение могут вывернуть перед тобой душу наизнанку и отдать ее тебе вместе с последней рубашкой. Американец в аналогичной ситуации, как правило, даже на порог своей души тебя не пустит. Русская  душа мало дисциплинирована, подвижна и беззаконна. Отсюда – бурлящая творческая энергия при крайне ограниченной возможности воплощать ее в жизнь. Русскому легко изобрести и замыслить, но очень трудно довести изобретенное до конца. В этом причина, почему так много талантливых русских уезжает на Запад – в царство более честных и упорядоченных государственных и производственных структур.

Может ли все это быть изменено, и каким образом – тайна за семью печатями. В России все всегда происходило самым диковинным образом. Нужно просто иметь в виду, что все, что происходит сегодня в России, происходит на
вышеописанном психологическом фоне.