eye of yustas

ПИСЬМА АЛЕКСУ

Блог Максима Павлова


Previous Entry Share Next Entry
eye of yustas

ИВАН БУНИН

Антология

Русскому читателю Бунин лучше известен своей прозой, нежели стихами.
Большинство из нас читало «Окаянные дни», «Жизнь Арсеньева», «Темные аллеи», “Митину любовь”.
Бунинские стихи - отражение того же строя души.
Если проза действует охватом, то стихи точно и глубоко проникают вглубь и действуют в душе читателя, как стрелы, напитанные благотворным составом.
Набоков в рецензии на «Избранные стихи Ивана Бунина», вышедшие в 1929 году, написал: «Стихи Бунина – лучшее, что создано русской музой за несколько десятилетий». Заявление, конечно, очень категоричное, ведь одновременно с Буниным писал Блок и многие другие, но понять Набокова можно.

Бунинские стихи – последняя нота аристократической поэзии 19 века, точная, виртуозная и яркая.


bunin_ivan

ПОСЛЕДНИЙ ШМЕЛЬ

Черный бархатный шмель, золотое оплечье,
Заунывно гудящий певучей струной,
Ты зачем залетаешь в жилье человечье
И как будто тоскуешь со мной?

За окном свет и зной, подоконники ярки,
Безмятежны и жарки последние дни,
Полетай, погуди - и в засохшей татарке,
На подушечке красной, усни.

Не дано тебе знать человеческой думы,
Что давно опустели поля,
Что уж скоро в бурьян сдует ветер угрюмый
Золотого сухого шмеля!
26 июля 1916


ОДИНОЧЕСТВО

И ветер, и дождик, и мгла
    Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
    До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

Вчера ты была у меня,
    Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
    Ты мне стала казаться женой...
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один - без жены...

Сегодня идут без конца
    Те же тучи - гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльца
    Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.

Мне крикнуть хотелось вослед:
    "Воротись, я сроднился с тобой!"
Но для женщины прошлого нет:
    Разлюбила - и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить...
Хорошо бы собаку купить.
1903

* * *
Настанет день - исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку,
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
и море ровной синевой
манить в простор пустынный свой.
10 августа 1916

* * *
Тихой ночью поздний месяц вышел
    Из-за черных лип.
Дверь балкона скрипнула,- я слышал
    Этот легкий скрип.
В глупой ссоре мы одни не спали,
    А для нас, для нас
В темноте аллей цветы дышали
    В этот сладкий час.
Нам тогда - тебе шестнадцать было,
    Мне семнадцать лет,
Но ты помнишь, как ты отворила
    Дверь на лунный свет?
Ты к губам платочек прижимала,
    Смокшийся от слез,
Ты, рыдая и дрожа, роняла
    Шпильки из волос,
У меня от нежности и боли
    Разрывалась грудь...
Если б, друг мой, было в нашей воле
    Эту ночь вернуть!

СЛОВО

Молчат гробницы, мумии и кости,-
   Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте,
   Звучат лишь Письмена.

И нет у нас иного достоянья!
   Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
   Наш дар бессмертный - речь.
Москва, 1915

* * *
И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной...
Срок настанет - Господь сына блудного спросит:
"Был ли счастлив ты в жизни земной?"

И забуду я все - вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав -
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленям припав.
14 июля 1918


ВЕЧЕР

О счастье мы всегда лишь вспоминаем.
А счастье всюду. Может быть, оно -
Вот этот сад осенний за сараем
И чистый воздух, льющийся в окно.

В бездонном небе легким белым краем
Встает, сияет облако. Давно
Слежу за ним... Мы мало видим, знаем,
А счастье только знающим дано.

Окно открыто. Пискнула и села
На подоконник птичка. И от книг
Усталый взгляд я отвожу на миг.

День вечереет, небо опустело.
Гул молотилки слышен на гумне...
Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне.
1909

Еще в Антологии:
Цветаева: Стихи
Бальмонт: Будем как солнце
Анненский: Что людям музыкой казалось
Галич: Не грусти, я всего лишь навек уезжаю
Окуджава: Умный в одиночестве
Бродский: Энергия сгорания
Хармс: Всё прямо и вперед
Тарковский: Только этого мало
Есенин: И зверье, как братьев наших меньших

?

Log in

No account? Create an account